Традиционный бурятский костюм

Костюм в обрядовой жизни бурят

Одежда была связана с различными обрядами и несла определенную смысловую нагрузку. Она была одним из материальных воплощений семантики обрядов, обычаев, воззрений бурят. Знакомство с культовым костюмом показывает, что он отличался своими особенностями, которые проявлялись в покрое, дополнениях, атрибутике. В шаманской одежде сохранился наиболее старинный покрой, который также отразился на головном уборе и обуви. А ламский костюм выражал иерархическую градацию служителей культа и менее был связан с традиционным народным костюмом.

Свадебный костюмВ бурятской этнографической литературе подробно изучена народная свадьба, выделены ее локальные особенности. Исследователи отмечают, что бурятская свадьба была важным общественным событием, она объединяла два рода, связывала их родственными узами. И поэтому самыми важными считались обряды: поклонение жениха онгонам и огню рода невесты, украшение жениха (туулага хадалга) в предсвадебных циклах, основной смысл которых - принятие жениха в род невесты и одновременно благословление на брак. Такие обряды, как поклонение невесты духам-покровителям, огню и старейшинам рода жениха, переодевание невесты в доме родителей жениха на самой свадьбе, где невеста принималась под покровительство рода, становилась его членом и признавалась замужней женщиной, повсеместно считались главными. Различные атрибуты свадьбы также описаны в литературе. Главным лицом события становилась невеста, поскольку именно свадьба утверждала женщину полноправной хозяйкой - хранительницей очага, давала ей право на рождение и воспитание детей, переводила ее в ранг замужней. Поэтому в костюме невесты и одинаково жениха можно найти знаки, связанные с основным смысловым содержанием обрядов. Действия невесты, отдельные элементы ее костюма вместе с другими ритуальными атрибутами связаны с глубокой семантикой народной свадьбы - важного общественного акта.Каждая невеста должна была иметь приданое (онжи), куда входили одежда, головные уборы, обувь, украшения и т. д. Костюм замужней женщины соответствовал локально-территориальным традициям, их придерживалась семья невесты при его изготовлении. Право надевать и носить костюм замужней женщины девушка получала лишь на свадьбе.В XIX - начале XX в. невеста приезжала на свадьбу в девичьей одежде (ольхонские, унгинские, верхоленские и частично аларские буряты Предбайкалья; агинские, хоринские буряты Забайкалья), и ее наряд дополнялся ритуальными предметами (ольхонские, унгинские буряты). Невеста на свадьбе могла быть и в свадебном костюме, т. е. в праздничной одежде замужних женщин. У тункинских бурят невеста ехала на свадьбу в мужской одежде, а в свадебный костюм наряжали парня-одногодку. Данный обычай имел больше охранительный смысл. Свадебная одежда невесты у забайкальских бурят была девичьей по покрою. Она могла быть сшита из тонкого шелка (хоргуй торгон), парчи (азаа магнал), полупарчи (магнал) или чесучи (шершуу). Зимняя делалась на шубной подкладке, а летняя - на подкладке из хлопчатобумажной ткани. Девичья прическа сохранялась. Волосы были заплетены в семь или восемь косичек на висках, с каждой стороны по две косички, сзади три или четыре. Височные косы на свадьбе украшались длинными снизками кораллов (от двух до шести штук), которые спускались на грудь (hабига). На затылочные косы прикрепляли украшение гэзэгэбшэ, которое составлялось из монет с ободочками и кораллов, уложенных в три ряда. На конец украшения пришивались кисти из шелковых ниток и серебряные подвески. Обязательными были головной убор с высокой тульей и украшение даруулга, дополненное снизками кораллов (хээ) по три с правой и левой сторон, с кистями и монетами на концах.Дополняли свадебную одежду серебряные нагрудные гуу, наплечные гуу, височно-нагрудное hиихэ, боковые бэлэ-hанжуурга. Все эти женские украшения придавали невесте торжественность. Обувь эрмэг гутал была нарядной, и невеста надевала ее как более соответствующую случаю. В таком наряде невеста исполняла обряды поклонения огню, божествам рода жениха, якобы охранявшим благополучие семьи. После исполнения этих обрядов невесте поверх ее одежды надевали длиннополую безрукавку (ута уужа, морин уужа), что символизировало ее переход в разряд замужних женщин, а значит, в другой род, семью мужа (хари хун болоо). У баргузинских бурят невеста также приезжала на свадьбу в девичьей одежде, и уже на свадьбе после поклонения онгонам и огню рода жениха ей надевали длиннополую безрукавку (дэглээ). Причем она приезжала как просватанная (бэри) с девичьей прической: на макушке заплеталась коса саажа и четыре косички на висках. На темени укреплялось украшение юбун, а коса саажа, спускавшаяся с макушки на спину, наряжалась одноименным украшением. Эти косички и юбун носили до рождения первого ребенка. У некоторых групп бурят, например, балаганских, невеста приезжала на свадьбу в костюме замужней женщины. Важным моментом на свадьбе был обряд уhэ зahaxa: девичья коса расплеталась и заплеталась в две косы. Он проводился после основных обрядов поклонения онгонам рода, очагу жениха (мужа). Изменение убора волос как бы завершало переход невесты в разряд замужних женщин. С этой поры она могла носить костюм замужней женщины: отрезную по талии одежду с вшивными рукавами, обязательной частью костюма замужней женщины становилась безрукавка, которую впервые надевали на свадьбе.С изменением костюма новобрачной менялся и комплекс ее украшений, появлялись специальные украшения кос - туйба у хоринских бурят, боолто, хонтуул у закаменских, туйба, шэбэргэл и боолто у селенгинских, боолто у аларских, боолто, hиихэ-моор у кудинских и ольхонских бурят. На свадьбе обязательным ритуальным предметом считалась шуба замужней женщины из рода жениха. Шубу (дэгэл) вывешивали на жерди (тургэ) во время поклонения невесты предкам рода жениха у родового огня (балаганские буряты). Шуба должна была принадлежать женщине с благополучной судьбой (здоровой, имеющей детей, из семьи с достатком). Иногда вывешивали шубу матери жениха, если та считалась благополучной. Шуба в данном случае выступала как знак благополучия, являлась материальным воплощением тех пожеланий, которые произносились в адрес молодой семьи. Молодой женщине-хозяйке желали такой же благополучной судьбы, какой была судьба носительницы данной шубы. Здесь же у родового огня могли висеть приборы для добывания огня - огниво, трут, кремень, символизируя непотухающий огонь в очаге. У верхоленских и кудинских бурят вместо шубы у родового огня около онгонов, на белом войлоке, могло лежать одеяние, наподобие юбки из шкуры волка или шкура с головы волка. Юбка была сшита из лапок шкуры волка и называлась бэлэбши. Юбку в прежнее время носили женщины во время зэгэтэ-аба, надевая бэлэбшэ сверх шубы, дабы колчан со стрелами, футляр с луком и другое оружие не потерли шубу. Наличие одежды из шкуры волка у родового огня представляется не случайным и связано не только с охотничьим бытом, но и с генетическими корнями. В коллекции МАЭ хранится шапка из шкуры, снятой с головы волка. Судя по сопроводительной записи, она была ритуальным свадебным головным убором. В этнографической литературе отмечено бытование такой шапки у определенного рода. Род шоно (род волка) у бурят считался одним из древнейших, составивших ядро племенного объединения булагат. Род чинос известен среди монголов, ойратов. Этот род почитал свой тотем и поклонялся ему. Как пережиток этого поклонения в XIX в. сохранилось обязательное Присутствие шкуры волка у родовых онгонов на свадебных ритуалах верхоленских бурят и использование шкуры тотемного животного в одежде.Одежда имела также охранительную роль на свадьбе. Существовал обычай закрывать лицо невесты белым куском ткани (платком) с прорезями для глаз, что было распространено у бурят Иркутской области, в частности, у балаганских. В Забайкалье голову невесты закрывали, накидывая тэрлиг или плащ, когда увозили ее из дома родителей. Снимали накидку только за занавеской, где невеста переодевалась: по поверью накидка из куска ткани или из одежды должна была оберегать от злой силы и несчастий молодую семью.Весьма своеобразным, старинным дополнением наряда невесты у кудинских, верхоленских бурят было ритуальное височное украшение нархинцаг. Оно надевалось ею при исполнении основного обряда свадебного цикла - поклонении родовым онгонам и огню. В старину оно было почти в каждом доме и представляло собою два широких ремня, украшенных продолговатыми четырехугольными пластинами с узором в виде насечки серебром по железу. К нижним концам ремней привешивали металлические пластины - подвески. Носили такое украшение, прикрепив к головному убору, или, приделав ремни, надевали на голову, и оно, свисая с висков, спускалось до края подола одежды. Особый интерес представляет орнамент на отдельных экземплярах этого ритуального украшения - изображение креста, круга. Семантика их могла быть связана с культом огня. Огонь, по представлениям бурят, был добрым божеством и покровителем того или другого рода. Поклоняясь родовому огню, старейшинам и родителям мужа, невеста не только приобщалась к их роду, поступала под покровительство духов-божеств, но и приобщалась к очагу, дух-хозяин огня нового рода брал ее под свою защиту. Крест понимался как символ огня - животворной силы и был связан с понятиями начала жизни (брачующейся пары), с пожеланиями благополучия и плодовитости вновь создаваемой семье. Обрядом поклонения огню новая семья (невеста-хозяйка) получала также право на свой огонь (очаг). Символика изображенного креста становится более красноречивой, если заметить, что крест заключался в круг - солнце, издавна у многих народов почитавшееся как божество животворной силы. Для бурят-шаманистов солнце и луна играли роль высших божеств - тэнгриев. Культ солнца и луны нашел отражение в эпосе бурят, в декоративном народном искусстве.Изображение круга распространено на старинных поясах, колчанах. Его символическое значение связано с пожеланием удачи в бою, на охоте. Возможно, первоначально это был талисман в виде круга; затем круг стал украшением предметов в виде серебряного диска, вышивки на одежде бурят. Следует сказать и о фигуре, напоминающей стрелу или же птицу с распростертыми крыльями, венчающей это украшение. Можно предположить, что это изображение орла - хозяина острова Ольхон, почитаемого бурятами. Однако фольклорный и этнографический материал подтверждает, что это изображение стрелы. Как известно, многие моменты брачного обряда, в том числе текст (заклинание огню), носили следы не только материнского рода, но и отцовского. Лук и стрелы у бурят, как и других народов, были орудием производства и связывались с благополучием рода, где мужчина начинал выступать в роли главы. Поэтому в свадебном обряде лук и стрела символизировали утверждение отцовского права в новой семье.Стрела на конце украшения нархинцаг невесты, возможно, является олицетворением луча солнца, изображенного здесь в виде диска (пластины), круга, заключающего в свою очередь изображение креста. Такой синтез понятий и представлений о начале жизни, живой силе природы и общества, содержащийся в данном украшении, кажется вполне закономерным. Нархинцаг - ритуальное украшение бурятской невесты тех далеких времен, когда свадьба являлась важным моментом в родовом обществе. Очевидно, в этом украшении невесты, как и в других обрядовых предметах костюма, отразились черты как материнского, так и отцовского рода.Жених на свадьбу наряжался в праздничный костюм. В Забайкалье это была распашная длиннополая одежда с кушаком, островерхий головной убор с навершием дэнзэ. Одежда и головной убор из тканей голубых и синих цветов. Одежду подпоясывали цветным кушаком или поясом с серебряными пластинами и кораллами (агинские буряты). Обувь с острым носком. Костюм украшали нож и огниво, отделанные серебряными пластинами с чеканкой. Основным отличительным элементом наряда жениха была коса, которая заплеталась в 8-12 прядей. Косу украшали кистями из черных шелковых нитей, кораллами, серебряной пластиной (Тункинский, Хоринский районы Бурятии и др.). В Предбайкалье жених также надевал праздничный мужской костюм - длиннополую одежду с воротником шалью, с кушаком или поясом с металлическими посеребренными пластинами и вставками перламутра и коралла. Головной убор халюун малгай. В ходе предсвадебных обрядов костюм жениха дополнялся ритуальными предметами. При обряде онго тайха мать невесты преподносила ему аршуур - мешочек с разрезом на левой стороне. Мешочек имел своеобразное оформление из крестообразно расположенных полосок ткани и пластин, вырезанных из белого металла (туулга - олово, сплав олова). По сведению информаторов, мешочек, преподнесенный матерью невесты, жених заправлял за кушак, когда он поклонялся онгонам рода невесты, что означало клятву чести мужчины, т. е. обет Верности жениха, хорошего семьянина, хозяйственного мужа. Клятва была обращена к родителям невесты, в первую очередь к ее матери. Как знак этой клятвы, жених бережно хранил аршуур всю жизнь, а когда он умирал, аршуур вместе с другими ритуальными предметами клали в его могилу. Другой предсвадебный обряд туулга хадаха - пришивание оловянных пластин, кружков на одежду жениха, бытовал до начала XX в. В доме родителей невесты на одежду жениха и его друзей пришивали шелковые кисточки и оловянные бляхи. Кроме этого, к воротнику одежды жениха пришивали планку из сукна или плиса, украшенную пуговицами, монетами или оловянными бляхами. Нижний край планки украшался шелковыми кистями. Планка называлась гэзэгэ или саажа (коса). Эти обряды подробно описаны исследователями. В них отражение очень древних форм брачных отношений, сущность и смысл которых заключались в принятии или приобщении жениха к роду невесты, т. е. эти обряды являлись пережитком матриархальных отношений.Похоронная одеждаПогребальной одежды, специально изготовляемой, у бурят не было. Траур в одежде почти никак не отражался. Умерших хоронили в лучшей праздничной традиционной одежде со всеми украшениями, если таковые имелись у человека, при отсутствии - в обыденной одежде. Покойника также «снабжали» всем необходимым - трубкой, чашкой, так как, по понятиям бурят, в загробной жизни он нуждался в них. У бурят Иркутской области встречается сохранение этого обычая до современного времени, правда, уже в единичных случаях. В наших полевых исследованиях приходилось встречаться с 80-90-летними женщинами, которые хранили традиционный костюм замужней женщины (он же свадебный и нарядный), в котором должны были похоронить их. Так, в с. Имикшеново Качугского района Иркутской области Бубей Михайловна Шочькинова, 83 лет, показала нам такой костюм. По словам старой женщины, этот костюм был изготовлен как свадебный, украшения для него сделаны ее братом, чеканщиком Зандуем Мильдаевым. Трубку она также получила в подарок от брата. В с. Еланцы Ольхонского района Иркутской области и на острове Ольхон наблюдались случаи, когда люди преклонного возраста (в основном женщины) придерживались старого похоронного обычая.Описания погребальных обрядов бурят встречаются в литературе XVIII-начала XIX в. Археологические раскопки бурятских захоронений XVIII в. подтверждают бытование такого похоронного обычая. В них находят одежды из шкур, кусочки ткани головного убора, украшений и др. Поминальной одежды у бурят также не было, во всяком случае, в изучаемый период. На время прощания с покойным надевали обычную одежду, избегая одежды из ярких тканей и украшений. В течение первых дней траура женщинам из семьи покойного, особенно вдове, не разрешалось причесываться - нельзя было расплетать и расчесывать волосы.Костюм шамана

Костюм шамана

Заслуживает внимания костюм служителей культа бурят. В изучаемый период (конец XIX-начало XX в.) у некоторых бурятских шаманов сохранялся специальный костюм. Шаманы, проводившие улусные и семейные обряды, надевали обыденный костюм. Однако покрой одежды шаманов был иным, отличным от обычной одежды бурят. У шаманов был халат или плащ из замши (ровдуги) с прямым разрезом спереди, полы сходились встык, завязывались или застегивались на пуговицы. Прямые рукава пришивались к прямому стану. Одежда изобиловала подвесками. Спереди прикрепляли пластиночки, вырезанные в виде фигурок волка, медведя, и многочисленные трубчатые подвески, сделанные из железа. На подол, рукава, нижний край нагрудника нашивалась бахрома, нарезанная из кожи. На спинку, на уровне лопаток, прикреплялась толстая железная пластина (архалан). К этой пластине подвешивались разные цепи, жгуты, среди них выделялась одна, самая большая, называемая толи. Халат шамана назывался оргой. У шамана высшего класса оргой был белым, а низшего - синим. Шапка также соответствовала рангу шамана. У простых шаманов (хара) она была сшита из какого-либо меха, чаще из меха рыси, и имела кисточки из лент на макушке (залаа). Шаманы, достигшие высшего ранга, имели головной убор в виде короны из железного обруча и с рогами изюбра наверху. По бокам венца подвешивали железные конусообразные подвески (холбого). Сзади прикрепляли длинную железную цепь из нескольких звеньев с подвесками на конце. Обязательными были атрибуты шаманского культа: трость с ручкой в виде головы лошади (морин hорьбо), бубен (хэсэ) и др. Обувь шамана в прошлом - унты поршневидного типа. В изучаемый период шаманы носили обычные бурятские гутулы. В этом наряде шаманов хоронили или сжигали.Костюм ламы

Костюм ламы

В отличие от костюма шамана, в котором сохранились наиболее старинные виды бытового бурятского костюма, одежда ламы - служителя буддийского культа - была привнесена в Забайкалье вместе с ламаизмом и не была связана с народным костюмом бурят. Она соответствовала рангу служителя буддийского культа. Основной цвет одежды был единый - желтый. Хамбо-лама носил шлемообразную цзонхавинского образца шапку желтого цвета, а жинчи из золотого очира. Одежда более низших должностных рядовых лам почти не отличала их друг от друга. Основное отличие составляли головные уборы, соответственно узаконенные обычным правом: «Настоятелям дацанов и цоржи (иметь шапку) такого же желтого цвета, наверху с узлом (угалза) в виде лотоса. Шанзабе, засаку, даа, нонсо - шапку с узлом, а джидбе, гурумбе - не иметь узла, большим гэбгуям и умзатам - шапку из черного плиса тоже с узлом. Ламам и хуворакам (ученикам) ниже этих рангов иметь шапку из плиса без узла и запретить им носить гладкие и вышитые шапки».Знакомство с культовым костюмом показывает, что он отличался своими особенностями, которые проявлялись в покрое, дополнениях, атрибутике. В шаманской одежде сохранился наиболее старинный покрой, который также отразился на головном уборе и обуви. А ламский костюм выражал иерархическую градацию служителей культа и менее был связан с традиционным народным костюмом.Источник: http://www.ayaganga.ru

(c) Правовая информация.
При использовании материалов сайта buryatia.asia, обязательно указывать индексируемую (нажимаемую) ссылку на сайт, следующего вида:
(просто скопируйте строчку ниже):

Комментариев: 1

  1. ЮЛИЯ пишет:

    Ошибка в слове “традиционный”
    Материал очень интнресный, но плохо то, что отсуствуют ссылки на источники. Например, говорится о свадебном костюме, дается описание. Необходимо указать полевое исследование и самого исследователя, собравшего данный материал, как проведена датировка костюма, дату проведенного исследования, информатора. Если материал используется из письменных источников - указать их.
    В общем - статью необходимо снабдить справочно-информационным материалом.

Оставьте свой отзыв!

Перфоратор bosch подобрать перфоратор. .